Усадьба

Усадьба – исполнение большого концерта, роскошного кончерто гроссо «Времена года», где в соответствии с канонами жанра попеременно вступают оркестр и солисты, а барочная импровизация сочетается с безукоризненной точностью классицизма. Французский регулярный парк задает основную тему, пейзажная часть подхватывает и развивает ее.

Просторный партер перед домом – словно отражение неба, где по бесконечной свободной глади плывут кучевые облака. Сходство с настоящими облаками подчеркивают формованные кусты кизильника блестящего, граба березолистного и клена серебристого. Общую тональность и ритм задают безусловные солисты: клен остролистный «Глобозум» и липа европейская «Паллида». 

Партия хвойных – сосна горная «Пумилио» и черная, формованная под бонсаи, ель серебристая, кипарисовик горохоплодный «Филифера Ауреа Нана» и можжевельник – звучит уверенно, но не навязчиво, контрапунктом к топиарной части, придавая композиции импровизационную непринужденность, которой так трудно бывает достичь и в музыке, и в садовом искусстве. Если липы и клены можно сравнить со струнными инструментами, то хвойные – это, конечно, духовые: их бархатный глубокий голос оттеняет и подчеркивает красоту ансамбля.

Дирижируя этим зеленым оркестром, мы позаботились о том, чтобы естественная смена времен года и времени суток раскрывала разные аспекты его красоты. Средний ярус кустарников, где к общему хору присоединяются орех маньчжурский, ирга канадская, дерен белый, барбарис тунберга, «Кобальд», а также незаменимые в наших северных усадьбах гортензия метельчатая, спирея серая, сирень и калина обыкновенная, – ведет свою мелодию, создавая истинную «музыку для глаз».

Декоративня пергола – непременный атрибут регулярного парка и старинной усадьбы, где театральная открытость партера сочетается с уединенностью боскетов и беседок, столь необходимых для отдыха и размышлений вдали от суеты и праздности.

Классическая, с элементами эклектики, архитектура усадьбы идеально вписывается в ландшафтную среду, при этом свободное толкование классического стиля позволяет не воспринимать ее как нарочитое копирование давно ушедшей эпохи.

Прошлое существует в настоящем, открывая тем самым дорогу будущему: так растут деревья и цветы, так звучит музыка, так живет сад – во времени и в пространстве: сейчас и всегда.